Другая Европа

В Смоленске начались реставрационные работы на Королевском бастионе. Немногим более 19 миллионов рублей направят на укрепление земляных валов, которым без малого 400 лет. Проект реставрации был разработан еще в прошлом году, сейчас работы ведутся на центральном (внешнем) бастионе — в землю вбиваются небольшие сваи, соединяемые опалубкой, в которую заливают бетон.
Сваи, опалубка и бетон
Земляной бастион в виде пятиконечной звезды — уникальное фортификационное сооружение голландской системы XVI века. «Классический пример раннего голландского пятиугольного бастионного форта». Специалисты утверждают, что на сегодняшний день такая крепость — единственная в Европе, стало быть, и в мире. Прообразом смоленской Цитадели послужила аналогичная крепость в Антверпене, построенная испанским герцогом Альба в 1567 — 1571 годах и срытая в 1874-м (ее схематичное изображение — на медали защитникам 1832 года).

Рождение цитадели
В ноябре 1610 года осаждавшие Смоленск поляки выкопали подземную галерею, которая вела из Чуриловского оврага к западному участку крепостной стены. В подкоп заложили порох. Взрыв разрушил четырехгранную башню и прилегающие к ней участки прясел. Так образовался пролом, названный позднее Королевским. Защитники города укрепили место пролома земляной насыпью. Позднее разрушенные участки стены были разобраны поляками.

Накануне неудачной для России войны за возвращение Смоленска 1632 — 1634 гг. польский король Владислав IV занялся укреплением слабого места в обороне города. Он решил построить здесь земляную крепость — такую же, как в Антверпене, которую король видел во время своего путешествия в Нидерланды. Для этого он нанял немецко-голладнского инженера Иоганна Плейтнера, помогал которому в строительстве командующий смоленским гарнизоном Александр Госевский.

Строительство началось в 1626 году, а закончилось незадолго до Смоленской войны. Землю для насыпи добывали тут же, получая по периметру крепости глубокий ров (пруд в Лопатинском саду — остатки того рва). Верхний вал крепости достигал в высоту почти 11 метров. На нем лежали присыпанные землей колья, острия которых выступали наружу. Нижний вал имел высоту около 10 метров. Попасть на него можно было только через опускную железную решетку, сделанную в прилегавшей крепостной стене. Под валом находились «тайники» — четыре камеры подошвенного боя, в которые вели выложенные кирпичом коридоры с каменными лестницами.
Сама крепость в разные эпохи называлась по-разному — Сигизмундова, Большой вал, Цитадель. Самое же распространненое название укрепления — Королевская крепость или Королевский бастион (последнее, кстати, не совсем точно с точки зрения фортификации, ибо крепость состояла из целых пяти бастионов и других оборонительных элементов: рва, гласиса и др.). Внутри нее (там, где сейчас Массовое поле) изначально находились помещения для хранения вооружения, провианта, казармы и даже резиденция короля.
Изображение Цитадели на гравюре Гондиуса
Само присутствие королевской резиденции в крепости говорит о том, что это было самое укрепленное место города. Цитадель.

История крепости
Первоначально Королевская крепость была полностью отрезана от города. Она — свидетель сражений уже упоминавшейся Смоленской войны, взятия Смоленска русскими войсками в 1654 году, битвы за Смоленск в Отечественную войну 1812 года.
В середине XVII века были построены два участка стены, примкнувшие к крепости. Нынешний мост в Лопатинском саду построили на месте входа в Цитадель. Ворота в нее когда-то находились на площадке между заложенными кирпичом арками, венчают которые скульптуры львов. Арки — это входы в каменные помещения для хранения боеприпасов. Позднее пустоты в насыпи приспособили под казематы. На рубеже XVIII-XIX веков, по иронии судьбы, казематы служили в качестве этапных тюрем для поляков, следовавших через Смоленск в ссылку. Известна фотография начала XX века, на которой запечатлен камень с загадочной надписью «Кабог Ралло». Историк Иван Орловский считал, что это имя одного из польских конфедератов, узника Королевской крепости.
В 1874 году на месте крепости был разбит парк, названный в честь своего основателя — смоленского губернатора Александра Лопатина (в советское время — Центральный парк культуры и отдыха). Пустоты в насыпях частично использовали и до революции, в советское время в них находились торговые павильоны с фруктовыми водами и мороженым. В середине прошлого века у подножия Королевского вала появился стадион «Спартак».
Для спуска воды из крепости была проложена большая каменная труба, которая вела в ров, а оттуда водоотвод осуществлялся по двум дубовым трубам, которые вели в Чуриловский овраг. На рубеже 80-90-х годов прошлого века по трубе-водостоку на стадион во время проведения массовых концертов попадали многочисленные «зайцы». Сегодня вход в нее (за катком, неподалеку от могилы генерала Скалона) тоже заложен кирпичом.

Мозаика развлечений
Сегодня о существовании в Смоленске уникального фортификационного сооружения европейской школы мало кто подозревает из гуляющих по Лопатинскому парку, да и просто из смолян. Бастионы хаотично заросли деревьями, за ними никто не следит, кругом пивнушки и создаваемые ими «общественные туалеты». Проблема та же, что и у многих объектов культурного наследия — бесхозность. То есть хозяин в лице государства вроде бы есть, вот и начавшаяся реставрация входит в план мероприятий по подготовке к празднованию 1150-летия Смоленска.

Только что потом с отреставрированным бастионом делать, как и с памятником Софийскому полку, доступ к которому закрыт уже не одно десятилетие? Все эти забегаловки, уголок с детскими аттракционами, сцена и каток с заборами и заборчиками напоминают провинциальный базар эпохи зарождения рыночных отношений. Все это необходимо для отдыха, но если отдых предполагается цивилизованным, то и мозаику этих нехитрых развлечений нужно перекладывать.

Выход из сложившейся ситуации, на мой взгляд, один — необходимо создание дирекции по аналогии с той, что наконец создана для юридического оформления и развития Гнездовского археологического комплекса. Цитадели обязательно нужна музеефикация, причем по своей наивности полагаю, что она может стать успешным коммерческим проектом. Достаточно вскрыть замурованные пустоты во внутренних валах и устроить там хоть музей пыток, хоть ресторан под вывеской «Казематы». Пока это не сделано, надо как можно больше рассказывать про крепость. Надеюсь, накануне 400-летия окончания обороны Смоленска внутри Цитадели появится информационный стенд с кратким рассказом о ней — на русском, английском и польском языках. В центре Массового поля неплохо бы камнем выложить ее контуры — чтобы ее начали замечать.

Посмотрев под ноги, возможно, многие начнут с удивлением оглядываться вокруг.

12 thoughts on “Другая Европа

  1. Спасибо — хорошая статья и разумная мысль. Должно быть две дирекции — одна по крепости, одна по цитадели. Небольшой комментарий «Внутри нее (там, где сейчас Массовое поле)…» — прошу исправить на «Марсовое поле» — в оригинале.

  2. Дискуссии по этому поводу не прекращаются. Мне не удалось найти наименования «Марсовое», зато в предвоенные годы в путеводителях поле называется «Массовым» — видимо, от занятий массовыми видами спорта, которые тут проводились.

  3. Будут ли в рамках реконструкции проводиться поиски могилы генерала
    Гюдена? 

  4. Вряд ли это предусмотрено проектно-сметной документацией. Вообще никто не занимался серьезным научным изучением цитадели, хотя здесь есть материалы не для одной диссертации.

    В случае с Гюденом — едва ли целесообразно спешно искать саму могилу, находить вещественные подтверждения ее существования. Ведь и Скалону установлен кенотаф, и именно такое предложение сейчас существует по увековечению памяти французского генерала. Речь о символе, тем более что Цитадель — братское кладбище и французских, и русских солдат, погибших в 1812 году.

    • Позволю себе вопрос — тогда для чего  еще осенью областная администрация заявила, что могила найдена?

  5. Заявил интерфакс http://www.interfax-russia.ru/Center/news.asp?id=192722&sec=1671

    Администрация заявила об определении предполагаемого места захоронения ввиду приближающегося 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года на презентации в посольстве Франции. Еще раз повторю, что кенотаф Гюдену — символ примирения народов и возможность придать празднованию юбилея на территории региона международный статус.

    На сегодняшний день есть обращение губернатора на имя президента с предложением обустроить предполагаемую могилу французского генерала в Смоленске и установить памятник отступающей армии Наполеона на Старой Смоленской дороге, а также резолюция главы государства на этом письме представить предложения минкультуры РФ (Авдеев) и Администрации Президента (Нарышкин).

  6. Перепощу с форума http://www.forum.smolensk.ws/viewtopic.php?f=73&t=56913&view=unread#unread

    Сейчас проводятся работы по укреплению склона, сползающего на трибуны стадиона не первое десятилетие. Деньги областные, сумма — 2 млн. рублей. Более 16 млн. федеральных денег направляется на обустройство самой цитадели — благоустройство смотровых площадок, организацию подъезда автотранспорта для уборки мусора, перенос забора для организации всеобщего доступа к памятнику Софийскому полку. Не писал об этом умышленно, поскольку конкурс объявляется минкультуры буквально на днях. Как только будет понятен подрядчик, устроим пресс-конференцию с детальным рассказом о предстоящей реконструкции крепости.

     

  7. говоря о Гюдене не надо забывать о втором погибшем, на бастионе Шеина, генерале Михаиле Грабовском с 5 польского корпуса кн. И. Понятовского. Грабовский был небрачным сыном последнего короля Польши Станислава Августа Понятовского.

  8. На смоленском форуме приведено убедительное доказательство того, что Михаил Грабовский погиб в начале штурма при входе внутрь Рачевского пролома. А это совсем в другой стороне

     

    «Pułk 2 miał dotrzeć poprzez ulice przedmieścia raczyńskiego do starego wyłomu w murze. Drogę wskazywał żołnierz, który dawniej służył w pułku rosyjskim, stojącym w Smoleńsku i znał dobrze miasto. Grenadyerzy 2. pułku wpadli już w ulicę naprost wyłomu, już pochylają bagnety, zdwajają kroku — gdy grad kul miotanych przez 2 armaty rosyjskie i setki karabinów zasypały szturmujących. Pada przeszyty kilkoma kulami generał Grabowski, szef batalionu Gaward; pułkownik Krukowiecki ciężko ranny z placu musi ustąpić.»

    2-й полк по улицам рачинского пригорода добрался до старого пролома в стене. Дорогу указывал солдат, который раньше служил в русском полку, стоявшем в Смоленске, и хорошо знал город. Гренадеры 2-го полка ворвались в улицу напротив пролома и уже примыкали штыки, удваивая шаг — когда град картечи двух русских пушек и сотни ружейных пуль посыпались на штурмующих. Пали, пронзенные несколькими пулями генерал Грабовски, шеф батальона Гавард; серьезно раненый полковник Круковецкий вынужден был отступить.

    http://napoleon.org.pl/polska/grabowski.php

     

    • предыдущая строка в/у текста упоминает о Сигизмундовой брешы, что и могл быть Шеинов бвстион
      Grabowski poległ na samym początku szturmu w tzw. «wyłomie Zygmuntowskim» trafiony trzema kulami, a ciężko rannego Krukowieckiego zniesiono z pola walki

  9. На польском (т.е старопольском) языке недавно раскрыли поэму о Смоленске Яна Куновского, секретаря смоленского воеводы Александра Госевского-»Smoleńska zacność Roku Pańskiego 1628″ или «Смоленская благородность 1628 года» . Здесь отрывок этого стихотворения в переводе моей жены Марины, касающийся Королевского бастиона, его стройки, значения и королевского попечительства;

    Дитя забот немалых короля,
    О, Боже, упаси от разрушенья!
    Та крепость крепостей воистину равна
    Не людскому, а Божъему творенью
     
    Громадой стен, как исполинским лесом,
    Могучим валом, как горой окружена,
    Хранит немало тайн и не поднять завесы
    Познания цены, уплаченной сполна
     
    О, как искусно и любовно мастер
    Проходы, склепы к бастионы муровал.
    Как рвами, шириною в реки
    И славою могучей оточал.
     
    Но не уникнет бреши и безгрешный
    И нет такой стены, что не падет
    И дрогнет исполин, когда удар прицельный
    И сам король под крепость подойдет.
     
    И вплавит цитадель как бриллиант на память
    В тот драгоценный перстень на века.
    И да хронит она служивых души
    От храброго, достойного врага!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>