Голова из свинца

Для жителей Смоленска это баян. И все-таки — я теперь знаю, где у нас в городе это странное место Камчатка. Долина гейзеров, Новомосковская, долги «Квадре», отключения тепла. Виной всему свинец.

Герой The Guardian и Хиславичских известий

Тиражи печатных СМИ падают, газеты выписывают и покупают все меньше и меньше. А уж при словах «районная газета» молодая поросль столично-региональной журналистики и вовсе начинает хихикать. И дело, как мне кажется, не только в заветах Преображенского. Просто читать стали меньше, возможно, где-то — хуже писать, хотя в целом — телевизор с интернетом нам природу заменил.
Между тем, в районных газетах печатают материалы, размещать которые можно было бы не только в областных, но и в центральных СМИ. Собственно, это все присказка. Сама сказка о том, как житель деревни Грязи Хиславичского района оказался пропечатанным в английской «Гардиан», а неожиданным гонораром ему стала гармонь миссис Маддалены Бухер из самого Лондона. Ниже — статья Валерия Цыркунова «От Темзы до Сожа» из газеты «Хиславичские известия» от 23 марта этого года. Continue reading

Советский брендинг

Вряд ли в Советском Союзе знали слово «бренд» даже учителя иностранного. Тогда и греческое «логотип», наверно, не сильно распространено было. Тем сильнее оказалось мое удивление, когда в руки попался старый бланк смоленского областного музея изобразительных и прикладных искусств.
В 1971 году этот бланк был отпечатан в «типографии им. Смирнова Смолоблуправ. по печати» тиражом, позволяющим и сегодня сотрудникам музея использовать эти пожелтевшие листочки в качестве черновиков.   Continue reading

Иная ответственность

С недавних пор на исторических зданиях Смоленска стали появляться новые таблички «Охраняется государством». Белого мрамора и с золотым тиснением.
Давно хотел сказать: «Ура! Наконец-то! Как здорово!». Это ведь важнейшая составляющая города с историей. С советских времен ничего нового не появлялось, а те старорежимные «охраняется государством» давно стали притчей. Мол, если зданию кранты, значит, известное дело, кем охраняется.
Так вот, хотел сказать, но не скажу. Потому что сегодня прочитал текст всего на двух табличках зданий на Большой Советской — типографии Подземского и дома Ланина. Continue reading

Забор Василия Блаженного

Сначала — строфа из не вошедшего в предыдущую серию, пауза после которой по воле богов растянулась на три четверти луны.
Хватит развлекать меня, не то я завою / Лучше скажем «нет!» насилью и разбою…
Это я несколько раз, находясь в отпуске, вынужденно посмотрел телевизор и один вечер убил на плюс сто пицот по ю-тьюбу. Минус один в карму Зворыкину и всем тем, кто имел отношение к изобретению передачи движущихся картинок на расстоянии.
Впрочем, чтение блогов тоже большой радости не приносит. Остывающие проклятья «кровавому режиму», телеинтервью журналистов журналистам, запорожцы пишут султану, борьба со скотобойнями и прочие авторские методы приводить в движение сияющий прах. Фейсбучная котофилия и «хорошо покушала» из твиттера должны бы добить, но нет. Фильтры в отпуске прочищаются, а кнопка «выкл» есть даже у айпада. Спасибо, Стив. Continue reading

Два кофе и четыре сахара

Только успела запись о концерте БГ в «Арена-Moscow» переползти на вторую страницу, как вот вам, пожалуйста. БГ в Смоленске.
День, в который состоялся его концерт «4000 лет» особенный. Бывает раз в четыре года — 29 февраля, или, как вещал «яндекс» и прочие острословы, «нулевого марта».
Но начать хочу не с этого. За время пресс-конференции в гостинице «Центральной», прошедшей днем перед концертом, Борис Гребенщиков выпил полторы чашки растворимого кофе (полчашки осталось). И сложил из четырех кусочков сахара две пирамидки. Взгляните на фото.
Это все я пишу специально для брянских коллег-журналистов (и их последователей), пару дней назад выяснивших, что БГ — человек добропорядочный, спиртное не употребляющий, а из еды предпочитает гречневую и овсяную каши на молоке и морковный фреш. Continue reading