Шесть из восемнадцати

Во вторник 4 декабря после нескольких месяцев вынужденного перерыва откроется для посетителей музей «Смоленский лен». Находился он, напомню, в Троицком монастыре на Большой Советской. В 2008 году было объявлено о передаче монастыря Смоленской епархии, музей долго не выезжал, затем некоторое время работал в здании «Русской старины», что на площади Смирнова. После завершения ремонта фасадов и крыши Никольской башни он наконец обрел свое постоянное место — гораздо более подходящее, на мой взгляд, чем храм. Continue reading

Свойства обозревателя Ивашина

Пять лет назад, когда умер наш общий друг, Ивашин написал: «когда-нибудь мы соберем дельтолет и назовем его «Ильич». Очень трогательная заметка была — все самое важное и ничего лишнего. Что надо собрать еще  теперь, честно говоря, понятия не имею.
В разговорах с Ивашиным мы часто говорили об Орловском. Тот умер в 39 лет, Ивашин им искренне восхищался, знал его «Стену» чуть ли не наизусть, цитировал и иногда задавал вопросы, ответить на которые можно было, в лучшем случае, найдя нужную страницу. И очень сетовал, что имя историка оказалось полузабытым. «История с Орловским — очень показательный пример, как мы любим не любить и не знать свою историю», — написал Ивашин в разгар преодоления бюрократических препонов по установке мемориальной доски Орловскому. Continue reading