Славный год сей минул, но.

«Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нём подвиги» — гласит надпись на медали, выпущенной в честь 100-летия Отечественной войны 1812 года. Такая же надпись на баннере, установленном на трассе М1 на границе Московской и Смоленской областей. Несмотря на то, что минул и год 200-летнего юбилея победы России в Отечественной войне, до конца года нынешнего в Гагарине должна появиться приблизительно такая часовня в память о подвигах русского воинства в войну 1812 года.  А предыстория появления этого памятника такова.
В 1824 году во Франции вышла книга под названием «История Наполеона и его Великой Армии в 1812 году». Ее автор — Филипп-Поль де Сегюр, бригадный генерал, находившийся в свите Наполеона во время похода в Россию. Воспоминания использовал Лев Толстой при написании «Войны и мира». Книга издавалась и в России до революции и уже в наше время, причем одно из последних изданий — 2003 года — вышло в Смоленске в издательстве «Русич». Воспоминания де Сегюра есть в сети на английском и на русском языках.
В прошлом году историк и президент фонда «Возвращение» Юрий Бондаренко опубликовал в «Аргументах и фактах» заметку, основанную на одном эпизоде из воспоминаний де Сегюра. В ней шла речь о жестокости наполеоновской армии, с которой та при отступлении относилась к русским пленным. По словам де Сегюра, ужасающая картина предстала перед Наполеоном и его окружением близ Гжатска.

«Вечером этого бесконечного дня императорская колонна приближалась к Гжатску; она была изумлена, встретив на своем пути только что убитых русских. Замечательно то, что у каждого из них была совершенно одинаково разбита голова, и что окровавленный мозг был разбрызган тут же. Было известно, что перед нами шло две тысячи русских пленных, и что их сопровождали испанцы, португальцы и поляки. Все, смотря по характеру, выражали кто свое негодование, кто одобрение, кто полнейшее равнодушие. Кругом императора никто не обнаруживал своих чувств. Коленкур вышел из себя и воскликнул:
— Что за бесчеловечная жестокость! Так вот та цивилизация, которую мы несли в Россию! Какое впечатление произведет на неприятеля это варварство? Разве мы. не оставляем ему своих раненых и множество пленников? Разве не на ком будет ему жестоко мстить?

Наполеон хранил мрачное молчание; но на следующий день убийства прекратились. Ограничивались тем, что обрекали этих несчастных умирать с голоду за оградами, куда их загоняли на ночь, словно скот. Без сомнения, это было варварство; но что же было делать? Произвести обмен пленных? Неприятель не соглашался на это. Выпустить их на свободу? Они стали бы рассказывать о нашем бедственном положении и, присоединившись к своим, яростно бросились бы за нами»

Собственно, этот фрагмент воспоминаний и лег в основу инициативы по увековечиванию памяти русских военнопленных, погибших под Гжатском. Относительно их количества приводятся разные данные — от 200 «наших пленных, которых они (т.е. французы) совсем не кормят, а усталых прикалывают», о которых говорится в донесении Милорадовича Платову от 23 октября, до двух тысяч, о которых со ссылкой на де Сегюра в своей статье говорит Юрий Бондаренко. Он, кстати и обратился уже в этом году в воссозданное Российское военно-историческое общество, которое поддержало данную инициативу. Поддержана инициатива и властями Гагаринского района, и департаментом по культуре.
Место для часовни определено в самом центре Гагарина, рядом с Казанским храмом. Сейчас за счет военно-исторического общества ведутся подготовительные технические работы с тем, чтобы уже в декабре этого года состоялось открытие памятника.
Следите за новостями.

3 thoughts on “Славный год сей минул, но.

  1. Конечно, всёё это ужасно! А установление часовни абсолютно правильное действо потомков. Чтобы знали  и помнили, идущие за нами, ведь всё течёт и изменяется, в том числе и Россия! Помоги добрым людям Господь!

  2. РУССКОЕ СЕРДЦЕ
     
    В красном краю, родном, белых берёз,
    Где на земле дедов мы родились,
    Тысячу лет русла крови и слёз
    Переплетались и в сердце сплелись.
     
    Нет ни избы, погост рощей зарос.
    Навзничь упал в траву отмерший крест.
    В поле – сорняк, в лугах – слёзы из рос,
    Скорбная тень от голгофы  окрест.
     
    Кем-бы не вызрел ты в веке своём
    На молодых ростках генных ветвей,
    Не забывай, что Русь – древний наш дом,
    Мы, россияне, все общих кровей.
     
    Русское сердце не знает покоя,
    Верой великой умы бередит.
    Красное солнце встаёт за рекою,
    Русское сердце за правду болит.
     
    21.10.2013

  3. Я извиняюсь, стихотворение свежее, вместо «общих кровей» следует читать «единых кровей».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>