Открытка из города К.

Ложась спать никогда не знаешь, где обнаружишь себя поутру, особенно если засыпать в поезде. В общем,  теперь и в Калининграде. Здесь проходит координационный совет по культуре по вопросам государственно-частного партнерства, здесь Министр культуры Владимир Мединский. И, кстати, здесь же, в Калининграде Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.  Но все совпадения всегда случайны.


Калининград – прекрасный город, хотя свое имя он получил тоже совершенно случайно. Должен был называться Балтийском, но умер видный советский и партийный деятель, и Балтийском назвали другой город неподалеку, а Калининград назвали так, как назвали. И вообще, теперь чего уж там.

На третий взгляд (здесь в третий раз) есть проблемы с самоидентификацией жителей. Но у кого их нет, тем более что их призван решить Чемпионат мира по футболу, который пройдет здесь в 2018-м.
А на координационном совете много говорили про янтарь, перспективы развития туризма, уникальное географическое положение и, разумеется, про то, что здесь «жил и творил Иммануил Кант». К тому же это единственный регион современной России, где в период Первой мировой войны велись боевые действия, а в следующем году столетие начала этой войны.

«Каждого, кто приезжает в Калининградскую область, ожидает столкновение с особым историко-культурным пространством», — сказала на совете коллега. За полвека до этого именно про это пространство что-то говорил Иосиф Бродский, который приезжал сюда по редакционному заданию одного журнала.  Мол, развалины есть праздник кислорода и времени, новейший Архимед прибавить мог бы к старому закону, что тело, помещенное в пространство, пространством вытесняется. И дальше про дворец курфюрста, который больше внемлет пророчествам реки.

 Необычного в Калининграде правда очень много. Не такой этот город, как те, что в Евросоюзе и не похожий ни на один российский. Яркость восприятия всегда настраивается внутри и она не потускнела с 1997 года, когда был здесь первый раз. Такие же яркие краски, как и во второй, в 2002-м. Сбивает ее, яркость восприятия, разве что обилие излишне пестрой наружной рекламы, в которой, к сожалению, встречаются «альфапончики», «борщ & сало», «книги и книжечки», даже «диваны и диваны».

Спрятаться от этого можно в музее мирового океана – здесь, на бывшем немецком судне «Марс», которое затем стало советском «Витязем» есть кораллы далекого прошлого, стакан сгущения планктона, волюминометр Яшнова и даже «тупорылая маргретия семейства гоностомовых». Еще – смешные предупреждающие знаки.

Откалибровать цветовосприятие помогут и прекрасные булыжные мостовые, красная черепица, запрошлогодняя листва и узкоколейные трамвайные рельсы в никуда. Разумеется, кафедральный собор и могила Канта. Еще есть мост рядом с собором, на котором, словно альфапончик, щетина дурацких замков – помните, такая же была в Лопатинском саду. Пусть – снимут и здесь рано или поздно. Кроме этого мостика, кстати, в Калининграде есть еще 125 мостов и мостиков, виадуков и путепроводов, среди которых много старых. Город мостов.

Еще здесь меня ждали старые добрые друзья – художники. Один из них стал моряком, а другой рисует на компьютерах, но оба с очень острым восприятием, ничем не хуже чем у Бродского с его развалинами.
А приехать в Калининград стоит хотя бы ради того, чтобы почувствовать все три его стихотворения об этом городе. Вот строфа из еще одного, например.
«Когда вокруг – лишь кирпичи и щебень, предметов нет, и только есть слова. Но нету уст. И раздается щебет»

 

One thought on “Открытка из города К.

  1. Мне вот побывать в Калининграде в октябре этого года на Днях литературы не удалось, хотя было приглашение от председателя Калининградского отделения СРП, с бесплатной гостиницей и питанием, просто не нашлось в тот момент денег на дорогу (нужно было лететь самолётом через Москву, т.к. я должен был ехать с Борисом Лукиным, и кроме нашего «Под часами» хотел представить для калининградцев «Наше время». На поезде уже не поехал без Лукина.) М.б., на следующий год найдутся деньги, предложение перенесено на след. год. Всё же жаль нас всех, сегодня на советах по культуре рассматривают вопросы туризма, про футбол говорят, а про литературу говорят? Вот Медынский — министр. Бывший министр восстановил дом своего дедушки в Угранском районе, и когда его открывали не счёл нужным даже пообщаться с писателями смоленскими. Это что? Неужели сегодня на Смоленщине нет писателей уровня мастерства его дедушки? Дедушку-то советская власть издавала огромными тиражами, а вот бывший министр, будучи представителем власти, к современным писателям, живущим в провинции, не соизволил снизойти. Барство или снобизм московский? Или, м.б., права нет у меня что-то говорить о ректоре консерватории? И вот ещё думается. если бы Медынский не был министром, так бы легко поставили его «Стену» в нашем театре? Он, верно, считает себя большим мастером слова, писателем! Э, брат! Что же вы, уважаемый министр, не пригласили писателей на премьеру спектакля по вашей книге? Тоже вот, не видите, стало быть в провинции писателей, для вас их нет? А если есть, что же вы сделали для них как министр? «Стену свою» поставили в «Смоленске»? Как-то всё, уважаемы россияне, не по-чеховски. Уж извините за прямоту.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>