Равновесие

Маша и медведь. Главное – это взлететь. Пригоршня снега за ворот, я знаю лучший вид на этот город…
Вообще, этот пост должен был быть про трамвай. Про то, как в субботний вечер садишься в него и едешь, без цели, без пунктов «а» и «б», а так просто, без причины. Можно несколько остановок, но лучше по кругу – если есть время. Вертишь головой по сторонам, все на улицах светится и все красиво, снизу – «тудум-тудум», сверху «будьте внимательны при выходе из вагона». Даже заголовок придумал – «опять двойка». Это потому что пока дождешься нового трамвая, пропустишь несколько разбитых и грохочущих. Та «двойка», которая «опять» была теплая, уютная и даже с вай-фаем. Там дальше еще должно было быть про то, что яркое всегда есть в обыденном, и только лица пассажиров зачем-то хмурые, хотя жизнь прекрасна.
Рассказ про трамвай не случился из-за звонка приятеля. «Приезжай на аэродром к двум, можно чуть позже», — сказал Илья. — «Сегодня отличная погода. Полетаем». Разумеется, тут же приехал, забыв про трамвай.

Хотя высоты боюсь жутко. Перед каждым полетом в какие-нибудь теплые страны обязательно пересматриваю пяток серий «national geographic» про авиакатастрофы. Другой приятель все время смеется – мол, глупо бояться самолетов с их статистикой безопасности и при этом ездить на мотоцикле. Но уже поздно, уже на аэродроме. Зря что ли рассказ про трамвай отложен.

А вот и он. Американский «Пайпер Чероки», возрастом чуть постарше меня, но весь такой блестящий и ухоженный. Внутри тепло и мягкие сидения, в подлокотнике есть даже пепельница. Двигатель работает на обыкновенном бензине. «Это как машина, только едет по воздуху», — говорит Илья. Рассказывает про тангаж — максимально допустимый угол подъема. Надеваем наушники для переговоров. В форточку надо обязательно крикнуть «от винта!», даже если никого рядом нет. Поворот ключа – правда все как в машине. Раскручивается пропеллер, короткая рулежка до взлетной полосы, «разрешите взлет» — «взлет разрешаю».

Ай-яй. Ой-ей. Самолет разгоняется, шасси передает все неровности полосы на фюзеляж, тряска прекращается в момент отрыва от земли – все как в больших самолетах. Только сидишь в кабине и лететь можно куда хочешь. На видео все видно.

«Сейчас уберу закрылки, самолет немного просядет по высоте», — говорит Илья. Убирает, просаживаемся на несколько метров, внутри захватывает дух. Высота триста, скорость двести. Весь город можно облететь минут за 10-15. Летим к Катынскому мемориалу, он хорошо заметен благодаря храмовому комплексу. «Бери штурвал», — говорит Илья. – «Я подстрахую». Вспоминаю какую-то серию про авикатастрофы, где пилот за штурвал пустил детей. Не-не. Спасибо. В другой раз.

Сверху все такое маленькое. Машины едут. Деревья как трава. Снег небрежно разбросан, его не хватает пока, чтобы укутать всю землю. Вираж над мемориалом. Длинный с небольшим наклоном – так попросил. Чтобы разглядеть получше, да и с непривычки – ощущения и так, как на американских горках. Летим обратно. «А к городу поближе можно?», — спрашиваю. «Над городом летать можно, если высота позволяет безопасно уйти. Только с краю», — отвечает. Подлетаем с краю. Вот Днепр, вон стена и Успенский собор. Весь Смоленск в миниатюре. Как на макетах мастерской Юрия Воробьева.

На аэродроме к взлету готов еще один самолет – «Як — 52». По плану у Ильи полет в паре, но сначала надо приземлиться. Справа яркими цветами панельные многоэтажки Киселевки. Скорость и высота снижаются, все вручную, никакой автоматики. Вот Рославльское шоссе внизу, перелетаем на скорости меньше сотни. Пропеллер крутится на холостых. Это потом я прочитал, что даже начинающие пилоты специально отрабатывают упражнение «посадка с отказавшим двигателем» — самолет легкий, спланирует все равно. Но опять не по себе. Вот здесь заходим на посадку.

«Что, слетаем еще разок?», — спрашивает Илья. Сомнения есть – вроде уже земля под ногами, то есть под шасси, но хочется ведь еще. Ведь круто. Давай, ага. Опять взлетаем и летим. То справа, то слева сопровождает «Як». Оба пилота смотрят в нашу сторону. «Не опасно так близко лететь?»  - «Не опасней, чем на мотоцикле в колонне». Только перед каждым перестроением – переговоры по рации. Еще круг над городом и на посадку. Когда нас обгоняет «Як», самолет попадает в попутные возмущения и его начинает лихо так качать – с крыла на крыло. Ай-яй. Что это? «Ничего. Бывает, летишь в грозу, штормит гораздо сильнее», — говорит Илья.

Садимся. Фото лучшего вида на город в твиттер и в фейсбук. Лавина ретвитов и лайков. Кто-то острит и цитирует Бродского — «лучший вид на этот город – если сесть в бомбардировщик». Тема для разговоров на весь вечер.

Совсем скоро понимаю, что, привяжи  к ногам моим камень, это солнце едва ли закатится и попросту заболел. Пишу Илье в фейсбук. Отвечает – «к счастью, это заболевание не лечится». Кто-то подытоживает – «альтернативный путь стабилизации ментального равновесия».

Нормальный такой путь. Вовсе не альтернативный. Альтернативный — это если находишь равновесие в трамвае. Там оно тоже есть, хотя и лица хмурые, но об этом еще напишу.

One thought on “Равновесие

  1. Первым делом, первым делом самолеты! Ну, а девушки? А девушки потом!
    Отличный деньрождественский подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>