Первым делом

С этим Як-42 могла бы получиться отличная серия «Телеэкспедиции». Тайны невзлетевшего самолета. Почему на него не хватило пластика в салон? Куда делись двигатели и пассажирские сидения? Что скрывается за обшивкой фюзеляжа, и какие секреты аэродинамики никогда не выдадут души вечного экипажа. Стопятьсот просмотров в ютьюбе. Большой экран. Пальмовая ветвь и статуэтки. Звезда на площади перед «Современником». Понесло меня, в общем…

На самом деле на мероприятие под названием «попади внутрь самолета» специально не пригласили СМИ. Покажут и расскажут, как в него попасть – до беды недалеко. Хотя, говорят мастера, периодически все равно приходится закрывать лазы в самых неожиданных местах – молодежь шалит. Вот уже четверть века.

Летопись самолета-памятника на Покровке можно уместить в одном абзаце. Среднемагистральный трехдвигательный самолет, разработанный в середине 1970-х для замены устаревшего Ту-134. Вместимость (в зависимости от модификации) – до 120 пассажиров, экипаж – два пилота и бортмеханик. На Саратовском и Смоленском авиационных заводах было выпущено 183 самолета. Самолет-памятник никогда не летал, заводской номер 422075380, последний из предсерийных Як-42. Установлен на постамент в 1988 году в благоустроенном к 1125-летию Смоленска сквере авиаторов на ул. Фрунзе. Поднимали краном. В начале 90-х годов прошлого века уже была попытка его приспособления то ли под кинотеатр, то ли под кафе. В прошлом году передан в муниципальную собственность. Техобслуживанием памятник не избалован – красили лет восемь назад, а накануне празднования 1150-летия Смоленска самолет помыли.

Жалко его, честное слово. Без решения вопроса использования простоит еще лет десять и спишут в металлолом. Потом на его месте какой-нибудь торговый центр появится. Но ведь это наша история – ну и что, что всего 11 самолетов у нас произвели, ну и что, что ни на одном пассажиры не летали. Зато Саратовского авиазавода больше нет – последнее предприятие-правопреемник закрылось в 2011-м. А Смоленский авиазавод работает, даже двухэтажный музей у него есть. Можно посетить по предварительным заявкам, и мы туда скоро школьников – участников «музейного марафона» отправим.

Не так давно, когда определялись с выбором места установки памятника-бюста Борису Васильеву, побродил, в том числе, по скверу авиаторов. Сфотографировал и написал твит про то, что хорошо бы в самолете открыть музей. Скорее, конечно, небольшой выставочный зал, да хотя бы и арт-кафе, если инвестор найдется. Для начала надо было попасть внутрь, что с помощью сотрудников Смоленского авиазавода и автомобиля-вышки и было сделано.

Внутри самолета почти ничего нет – ни приборов в кабине пилотов, ни кресел, ни обшивки, ни проводов, ни даже пола – только ребра жесткости, по которым, впрочем, можно ходить. Есть полки багажных отсеков, клочья шумоизоляции, разные шланги и воздуховоды. И есть ощущение остановки времени – внутри ведь все то же, что и четверть века назад. А в хвосте самолета есть встроенный трап, который можно опускать вниз, и обеспечивать таким образом один из входов. Для безопасной эксплуатации, конечно, нужен еще второй выход-вход, но где и как его можно сделать, пока непонятно. Нужны консультации технических специалистов. И еще – крайне необходимо техническое обследование постамента и самого самолета – выдержит ли все это эксплуатацию в качестве павильона, возможно ли полное обеспечение безопасного нахождения в нем небольших групп людей. Этим в ближайшие месяцы и займемся. Параллельно ищем инвестора – если кто прочитал и заинтересовался, добро пожаловать.

Примеров использования самолетов-памятников не так уж много, но они есть. В таком же Як-42 до недавнего времени на московской ВДНХ работала галерея. Отсутствие обшивки создавало футуристический и привлекательный дизайн, и на самом деле это выглядело круто. Положить полы не проблема. Правда, этот самолет, что на ВДНХ, все-таки распилили. История темная, и ее повторение нам не надо.

В нашем самолете-памятнике, конечно, лучше всего было бы сделать музей авиации. Не обязательно дорогостоящие экспонаты из музейного фонда, достаточно репродукций, стильного оформления и регулярного обновления. Не только первый космонавт Земли, но и первый русский летчик – Михаил Ефимов – наш, смоленский. Авиамастерские. Авиазавод. Дальняя авиация. Аэродром «Северный». Шаталово. Тем хватает, развернуться есть где.

Но первым делом вот что. Все-таки надо сделать отдельную серию «Телеэкспедиции» про этот самолет. Не для веток и статуй, для нашей истории. И для стопятьсот просмотров в ютьюбе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>