Плащаница

В фондах Государственного исторического музея, что на Красной Площади в Москве, есть уникальный для всех смолян экспонат. Не только для смолян, разумеется, но для всех нас — особенно.

Речь идет о плащанице, изготовленной по заказу Смоленского епископа Гурия в 1546 году монахинями Новодевичьего монастыря. Несколько десятилетий она находилась в старом Успенском (Мономаховом) соборе Смоленска, а в 1611 году была украдена поляками, дарована Сигизмундом III униатскому монастырю в Вильно, потом оказалась в частных коллекциях. Два с половиной столетия плащаница находилась на чужбине, пока не вернулась в Москву в 1865 году. С тех пор она там и находится, никогда не возвращалась в Смоленск и ее подробная история — чуть ниже в статье замечательного кардиолога и краеведа Алексея Гурзова. Которому и принадлежит идея экспонирования реликвии в Смоленске, за что сердечно его благодарю. Небольшая поправка — филиала ГИМа в Новодевичьем монастыре сегодня уже не существует.

Так вот, с дирекцией ГИМа мы вступили в переписку, директор музея Алексей Левыкин недавно приезжал в Смоленск, а сегодня побывал у него в гостях. Плащаницу мне показали и разрешили сфотографировать. И вот главное — она будет выставлена в этом году в Смоленске. Плащаница, пусть и ненадолго, но вернется к нам. Впервые за четыре с лишним столетия.

Экспонироваться она будет в культурно-выставочном центре имени Тенишевых в рамках планируемой на август выставки православных реликвий, в том числе, из фондов Смоленской епархии. Остались технические вопросы изготовления специального киота, транспортировки, оформления. В дальнейших планах сотрудничества с ГИМом — выставка в Смоленске находок археологической экспедиции в Гнездово из фондов главного исторического музея страны, но об этом в другой раз.

И в заключение — упоминавшееся исследование Алексея Гурзова «К истории истинной смоленской плащаницы из старого смоленского Успенского (Мономахова) собора«.

 Доказательством того, что старый Мономахов собор не был взорван поляками в Смоленске при его захвате, а частично пострадал от взрыва пороховых погребов, находящихся в северо-западном склоне соборного холма… служит история истинной смоленской плащаницы, которая ныне находится как музейный экспонат в музее Ново-Девичьего монастыря в Москве (филиал Исторического музея Москвы)…

Когда после взрыва пороховых погребов рассеялся дым, солдаты Сигизмунда вошли через пролом обрушившейся стены собора и застали в нем молящегося у алтаря в полном облачении смоленского архиепископа Сергия, последний ими был пленен. Из Мономахова собора солдаты Сигизмунда забрали многие реликвии, среди которых была и плащаница, вышитая для Успенского смоленского собора в 1545-46 годах (за 9 месяцев) монахинями Ново-Девичьего монастыря по заказу смоленского епископа Гурия. Сигизмунд выкупил плащаницу у своих солдат, правда она была уже без драгоценных камней, солдаты успели их изъять.

Сигизмунд III в 1612 году возвращается в Польшу, и по пути своем — Вильнюсскому мужскому униатскому монастырю Святой Троицы преподнёс в дар смоленскую плащаницу. Ключарь монастыря пришил к ней инвентарный номер, сделал и рисунок самой плащаницы в приходской монастырской книге, отметив, что плащаница ранее числилась за Смоленским Успенским собором (Домом Пресвятой Одигитрии в Смоленску). До 1822 года плащаница находилась в Вильно (Вильнюсе), но в этом году известный польский магнат и коллекционер Адам Чарторыйский выкупил эту плащаницу и увез ее в свою коллекцию в Пулавы.
В 1864 году после подавления польского восстания, граф Муравьев приказал провести ревизии всех монастырей и церквей в Вильно, которые были обращены из православных в униатские. Православный протоиерей Антоний Пщолко, работая с приходской книгой монастыря, нашел в ней запись о смоленской плащанице, которая перешла из униатского вильнюсского монастыря во имя Святой Троицы во владение Адама Чарторыйского. Граф М.Н. Муравьев в разговорах с одним священником, как главный начальник северо-западного края, узнал, что в виленском Троицком монастыре хранилась некогда древняя плащаница, шитая жемчугом и драгоценными камнями, которая, как видно из одного польского периодического издания 1822 года («Деяния благотворительности»), передана настоятелем Троицкого монастыря Лекартовичем (униатом) в пулавский музей князей Чарторыйских. Муравьев обращается к наместнику польского королевства Бергу с просьбой обеспечить розыск плащаницы в Пулавах в имении Чарторыйских. Дело было поручено майору Езерскому. Начался длительный поиск смоленской святыни…

Зная, что на 1864 год часть драгоценностей пулавского музея должна еще находиться у родственников Чарторыйских, графов Замойских, жандармский штаб-офицер Езерский, которому поручено было разыскание плащаницы в Клеменцовском замке Замойских, долго не мог прийти к успешным результатам, так как из этого замка более ценные вещи в 1852 году были перевезены в замок Замойских, в Варшаву. Но при осмотре замка он весьма искусно наводил разговор на огромный образ, шитый шелками, будто бы им некогда виденный в замке. Старый слуга замка, служивший в нем 30 лет, проговорился, что действительно он сам когда-то видел такой образ, но без драгоценных украшений. Соседние же жители, посещавшие замок как любители древностей, объяснили, что в замковых павильонах хранится древняя библиотека и два тайных склада, ключи от которых находятся у соседнего ключвойта Касперовского. Майор Езерский, пригласив его со всеми ключами и печатями, при отрядном офицере и прислуге замка, проникнув во вторую комнату с кладами, заметил на перекинутых через комнату жердях между старинными турецкими чепраками, попонами и палатками перевешанный кусок какой-то материи, угол которой вышит серебром. Взяв его, развернул и все бывшие ясно увидели изображение лежащего во гробе Спасителя. Плащаница имела размеры: 175 х252 см( А. Гурзов).

На ней изображены следующия надписи: «Лета 7053, при державе благовернаго великаго князя Ивана Васильевича всея Русии при священнем Макарьи Митрополите всеа Руси замышлен бысть сей воздух месяца декабря 26 дня повелением господина священноепископа…. Пречистые Его Матери и великих чюдотворцев, верою же и подвигом и молитвами господина смоленского епископа Гурия совершися великое сие Божие дело лета7054 м. П. 29. А делан в пречестней обители Пречистые Богородицы Одигитрия в Новом монастыре на Москве смиренными инокинями в честь и славу Пресвятей Богородицы».

Считаем нелишним поместить описание этой плащаницы, сделанное               К. Невоструевым:

«Спасителя поддерживает за ноги Иосиф, а за голову Богородица, согласно канону на повечерие великаго пятка: “положи на колену, молящи его со слезами”… Позади Иосифа стоит Никодим, а левее, в средине, припал к телу Спасителя Иоанн Богослов. Позади Богородицы две жены мироносицы. Позади гроба Спасителя служат два ангела, Михаил и Гавриил, в диаконских одеждах; на небе представлены солнце и луна; кругом каймы вышита песнь: “Святый Боже, Святый крепкий”…. В Златоустнике (собрание проповедей), в проповеди на великий пяток, находим относящееся к этому апокрифическое сказание, будто бы Спаситель, несомый на погребение, сказал Иосифу: “чесо ради несеши мя ко гробу молча, а не поеши ничтоже?” И повелел ему петь: “Святым Боже”. На это же сказание указывает слово Кирилла Туровского; в проповеди на неделю мироносиц Иосиф говорит: тем же сице возгласих: погребу тя, милостиве, яко же Святым научен бых Духом: Святый Боже».

Получив от графа Берга эту плащаницу, главный начальник края пригласил духовных лиц для ее осмотра, и по сличении со старинным рисунком оказалось, что она та самая древняя плащаница, которая была описана и передана в музей Чарторыйского в 1822 году. Из надписей, шитых серебром, оказалось, что она вышита «в Новом монастыре на Москве» (нынешний Новодевичий) в 1546 году, в течение девяти месяцев, при Митрополите Макарии, и, как видно, заказана Смоленским епископом Гурием, в честь и славу Пресвятой Богородицы. Трудно решить, была ли она похищена при короле Сигизмунде из Москвы, где она еще оставалась, или при взятии им самим Смоленска в 1611 году. Не подлежит сомнению то, что она передана им, на возвратном пути в Варшаву, Виленскому Троицкому монастырю, бывшему тогда униатским, когда и прочие Виленские церкви и монастыри не остались без подарков, награбленных в Москве и Смоленске.

Плащаница эта препровождена главным начальником края к митрополиту Московскому, для помещения в Новодевичьем монастыре, при письме, в котором, между прочим, читаем: «Хотя по всем признакам плащаница эта принадлежала одной из Смоленских православных церквей (уточняю – Успенскому Мономахову собору – А.Г.), но как она в настоящем виде своем не может уже более служить к употреблению, а составляет только замечательную древность, драгоценную для каждого русского и православного, то посему я предположил возвратить оную первопрестольной нашей столице, где она получила свое начало, и именно московскому Новодевичьему монастырю, смиренные инокини которого, за 318 лет тому назад, трудились над благочестивым делом исполнения плащаницы. Там, в этой обители, куда ежегодно стекается со всех концов России значительное число богомольцев, которая служит как бы фамильною усыпальницею для большей части русских семейств, известных своею преданностью православию и престолу, древняя эта святыня, хранимая в месте, доступном для глаз народа, будет свидетельствовать об усердии наших предков к благолепию храмов и напомнит те тяжелые годины испытания, в которых, как в горниле, выработалась преданность русского народа к святой вере своих предков и к своим православным законным государям. Вследствие сего, препроводив к проживающему в Москве отставному Д.С. Сушкову означенную плащаницу и подлинный акт об оной, заключенный особою комиссией, которая занималась рассмотрением оной, я просил Г. Сушкова представить Вашему Высокопреосвященству этот замечательный уцелевший остаток нашей древней православной старины». 

Эти события с обнаружением смоленской святыни в Польше почему – то прошли незамеченными в Смоленске в 1865 году, хотя и была маленькая заметка о том в Смоленских губернских ведомостях.. 

В1865 г. 18 октября плащаница была возвращена не в Смоленский кафедральный Успенский Собор, а по месту ее происхождения – в Московский Новодевичий монастырь по распоряжению московского митрополита Филарета Дроздова — для лучшей сохранности. 

И поныне, эта смоленская святыня бережно сохраняется в музее Ново-Девичьего монастыря (филиале исторического музея). 

В 1982 году в период циклового обучения в ординатуре по кардиологии в Москве, я пошел в Ново-Девичий монастырь, чтобы ее увидеть, но плащаница находилась на реставрации… Я «слезно» стал просить показать мне смоленскую плащаницу». Одна из старейших научных сотрудниц, поняла, что для меня это очень важно, просто не смогла отказать в ее показе, провела в запасники, но фотографировать не разрешила. Плащаница была натянута на реставрационных «пальцах», с ней работали реставраторы…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>