Терзания об инициативах

Когда в прошлом году многие стали активно «закрывать» Год культуры, выглядело это комично и одновременно цинично. Мол, год кончился, чего уж там, давайте дальше, литературу пропагандировать, мероприятия проводить. Если уж и было какое логическое завершение Года культуры, так это Указ Президента, утвердивший «Основы государственной культурной политики». По своей сути это декларация того, что и как нужно делать — не только Министерству культуры и учреждениям вроде Большого Театра и Эрмитажа, а всем органам государственной власти в субьектах, администрирующим сферу культуры. Главная идея «Основ» — государство теперь отвечает за воспитание граждан. Об этом хорошо Сорокин, советник Министра культуры написал: «Документ сам по себе, не побоюсь этого слова, эпохальный, потому что в нём российское государство впервые после советской эпохи официально — с печатью и подписью — принимает на себя обязательства по воспитанию гражданина. А культурная политика, соответственно, — важнейший инструмент такого воспитания«.

В развитие «Основ» недавно в «Известиях» вышла программная статья В. Мединского «Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию». Процесс взаимодействия государства и деятелей культуры он делает трехсторонним, вводя в него гражданское общество, а вечный «мильон терзаний» вокруг культуры концентрирует всего на двух — «о деньгах» и «о свободах». Пересказывать не буду — лучше почитать. Но как это все — «Основы государственной культурной политики», программная статья Мединского проецируются на провинцию? Будет ли видны очертания этой проекции и понимание, в какую сторону идти? Например, на Смоленск, который, вместе с некоторыми управленческими процессами, историческими и ныне там происходящими, мне, смею иметь такое суждение, хорошо знаком.

Правда, решив написать об этом, некоторое время не мог сконцентрироваться на главном, чтобы не было похоже на комплексы от нереализованного или советы постороннего.
Это главное в культурной, да и не только в ней, а просто — в жизни не в Москве, не в Санкт-Петербурге и даже не в Новосибирске предельно четко сформулировал Никита Белых в минувшую пятницу на молодежном форуме под Самарой. Его там спросили, как государство намерено что-то там поддерживать, а он ответил — чтобы что-то поддерживать, нужна инициатива. И в пример историю с вятским квасом привел, объемы продаж которого за три месяца выросли в три раза — «ну это же не я договаривался с Президентом о том вопросе».

Так вот, терзания об инициативах — вот что определяет культурную жизнь в Смоленске в большей степени, чем терзания о деньгах или о свободах. Потому что денег в провинции не было и нет, а теперь нет даже и терзаний о них. В Смоленске деятели культуры и директора учреждений давно устали стоять с протянутой рукой, и делают это все реже. Нет, они, конечно, пишут письма. Но за редким исключением их внутренняя (и внешняя, как следствие) установка — «не высовываться». А то как бы чего. Им привычней молчать. В обмен на место, в которое можно по привычке ходить на работу, в обмен на какую-то зарплату и какой-то социальный статус.

Деятели культуры изредка тихонько ропщут, государство тут же порыкивает. Иногда, впрочем, прорывает. Вот краткий скрин «наша культура» из смоленских СМИ и местных интернет-площадок. В деревне Комиссарово закрывают сельский дом культуры, жители бунтуют. Открытое письмо из творческого союза по поводу премии имени Твардовского — внятно объяснить, что там происходит с ее присуждением, власти не могут. Открытое письмо от оркестра имени Дубровского — его давно и целенаправленно душат. Система туристской навигации, установленная к юбилею города, скоро исчезнет — за ней некому смотреть. Наспех установленный памятник воинам-освободителям покрылся пигментными пятнами. Хорошие новости из разряда «в культурно-выставочном центре имени Тенишевых (еще недавно — флагмане региональных учреждений) стали проводиться танцевальные вечера «Для тех, кому за..».

Четверть века культурная жизнь в регионе теплится по инерции с советских времен. Придуманная в советскую эпоху система распределения, выживание созданных тогда же учреждений. Придуманные тогда же фестивали и культурные мероприятия, разбавленные некоторыми живыми начинаниями вроде Дня Кирилла и Мефодия, но отформатированнные под «праздники урожая» со сгоном курсантов и бюджетников, речами, в которые давно никто не верит и даже не слушает.

И никаких иллюзий насчет терзаний о свободах. Если бы скандальный «Тангейзер» ставили в Смоленске, никто бы не заметил. Не только потому, что газетные рецензии на спектакли здесь успевают написать до антракта (сам видел много раз), но и потому, что слишком узок круг потребителей услуг отрасли, администрируемой государством. Именно отрасли — количество зрителей голливудских фильмов в сети кинотеатров одного только областного центра в десятки раз превышает общее количество посетителей филармонии, театров и библиотек. Зрителей и слушателей у самодеятельных коллективов в торговых центрах давно больше, чем на концертах в учреждениях. Приобщение к выступлениям коллективов первой величины смазывает распространение билетов «по разнарядке». Часто люди просто не знают, например, кто и когда к ним едет, как это было с выступлением оркестра Мариинского театра в этом году. Афиш и анонсов не было — а зачем, сами себе тихонько проведем, а люди по телевизору посмотрят. Хорошо, кстати, было бы трансляции вести — хоть по телевизору, хоть в интернете — выступлений и спектаклей. Но из Москвы и Санкт-Петербурга такие трансляции можно организовать без посредничества местных администраторов и они, насколько знаю, обязательно будут.

Пробуждению и рождению инициатив большой шанс давали юбилей города и последовавший за ним Год культуры. Тогда говорили (и кое-что делали) — учреждения со своими программами должны идти к людям, а не ждать, пока те придут к ним. Выступления оркестров в торговых центрах или на вокзале, чтения стихов в трамваях и другие необычные акции привлекали журналистов и молодежь. Только так можно было создать треугольник «власть — деятели культуры — общество». Но даже пунктиром его вершины в смоленской провинции сейчас не соединить.

Связей нет. Терзаний о деньгах и свободах тоже. И что хуже всего — нет инициатив, обращенных к государству, которые, если предположить, что культура перестанет быть заложником региональной политической конструкции, оно могло бы поддержать. Оно, правда, и не стремится к этому.

В общем, Год культуры в Смоленской области был закрыт как следует. Мероприятия состоялись. «Основы государственной культурной политики» через эту крышку местного администрирования не просочатся. Dixi.

Но не все так плохо — мне на выходных фотографию доски в честь Исаковского на музее «Русская старина» прислали. Ее подновили и просили не называть имен. На эти, неназываемые (верю, что все же до поры-до времени) имена и остается надежда в формировании историко-культурной идентичности в регионе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>