Об открытом письме клуба 1 июля

Начальник научного отдела Российского военно-исторического общества Юрий Никифоров о письме членов «клуба 1 июля» в газете «Коммерсант» («О методах научного исследования и диссертации В. Р. Мединского»)

Благодаря этому заявлению окончательна прояснилась суть претензий к диссертации В.Р. Мединского: ясно, что особое негодование у критиков вызывает его утверждение о том, что историк в своем изложении событий прошлого должен руководствоваться благом России, исходить из национальных интересов своей страны. Они усматривают в этом отход от научной объективности. Забавно, но именно настойчивое повторение именно этого обвинения выдает их полнейшее непонимание природы исторического (и вообще гуманитарного) познания. В своем понимании истории они находятся где-то в середине XIX века, когда считалось, что историк должен описывать прошлое таким, «каким оно было». Можно оправдать академиков-естественников: физикам и математикам всегда было свойственно пытаться распространить свои критерии научности на все отрасли знания. Если история этим критериям не соответствует – значит, история и не наука. Но как этого замшелого взгляда могут придерживаться в начале XXI века доктора исторических наук?

Объективность естественнонаучного познания в гуманитарных науках недостижима, да и никому не нужна. Физик или химик изучает объекты, лишенные сознания, а историк описывает поведение людей, руководствующихся определенными целями, стремлениями, желаниями, страстями – короче говоря, интенциями. Он не может их просто описывать — он должен их интерпретировать. При описании прошлого историк интерпретирует (истолковывает) факты, осуществляет их отбор и устанавливает связи между ними. Чем он при этом руководствуется? Своей личной системой ценностей. Ведь любой историк — представитель определенной эпохи и определенной национальной культуры, он не может описывать прошлое стран и народов так, как это сделал бы марсианин. И если историк описывает прошлое с точки зрения своей национальной культуры, если высшей ценностью для него является благо своей страны, то это и есть «объективная» точка зрения. Нет никакой иной – естественнонаучной или марсианской – объективности.

Можно предположить, что некоторых критиков В.Р. Мединского раздражает то, что он высшей ценностью историка считает благо России. Это раздражение понятно, если у них место этой ценности занимают другие. Но даже если они придерживаются иных ценностей, это не оправдывает их невежество в понимании природы исторического познания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>