Стена

Совсем не первый такой заголовок на моем сайте. И видео ниже уже выкладывал. Сегодня пересмотрел и решил еще раз выложить. Одноименная передача в телецикле «Экспедиция» с Михаилом Ивашиным и Кириллом Малышевым. Снимали эту передачу без сценария, за день до европейского турне Ивашина, из которого он не вернулся. Собрал потом все видео, написал текст, что-то пришлось по зиме доснимать. Но в целом все понятно. За пять с лишним лет мало что изменилось, хотя теперь есть надежда.

А если развернуть, ниже — заочное интервью со мной в жж Григория Пернавского по ситуации, складывающейся со Стеной уже в наши дни. 

РВИО, Смоленская крепость и прочее…

Поскольку меня лично достала малопонятная ситуация со смоленской крепостью, РВИО и музеем в Громовой башне, я решил напрямую обратиться к В. Кононову, исполнительному директору РВИО. с которым меня связывают дружеские отношения и задать ему ряд вопросов напрямую. Отчего этого до сих пор , не сделали смоленские журналисты, со многими из которых он работал в годы своего пребывания в области, мне не понятно. В любом случае — спросить — это лучше чем гадать на пресс-релизах.

Для начала. На днях я посетил музей в Громовой башне, из-за которого так много шума. Мои впечатления — пусто. Очень хороши тульские фигуры воинов на втором ярусе, но они, как я понимаю, временные. Новый макет лучше старого, но к нему есть претензии. Претензии эти, скорее, имеют форму и характер предложений как нужно сделать лучше, так что обсуждать мы их не будем.

В башне теперь явно больше посетителей, чем было раньше. Киоск большой — хорошо представлена краеведческая литература, много стандартного РВИОшного мерча и их книг

- Почему вообще вдруг возникла идея вытеснить Смоленский музей из его «природной зоны»?

Можно я буду прямо в ответах править формулировки вопросов? Музей никто не вытеснял, там работают те же люди, что и раньше, введена дополнительно одна штатная единица директора и полторы единицы — администраторов на первом этаже. Изначально речь шла о постепенной передаче Стены в пользование РВИО, точнее, нашему региональному отделению, которое накануне нового года специально для этого получило статус юридического лица. Громовая башня — первый такой объект, и договоренность о передаче ее нам — это договоренность руководителей Смоленской области и Российского военно-исторического общества. При этом и в создании экспозиции, и в экспонировании предметного ряда соответствующее подразделение РВИО (наш «Музей военной истории») в прекрасных рабочих отношениях. Во всяком случае, на официальном уровне. Кто что говорит за спинами — могу догадываться, но не придаю этому значение.

- Я слышал, что между РВИО и музеем существует конфликтная ситуация. Так ли это? Собирается ли РВИО как-то работать со Смоленским музеем или будет опираться на свои силы?

Собственно, уже начал отвечать на этот вопрос. Действительно, Громовая башня — один из самых посещаемых туристических объектов в Смоленске. Но помимо проданных билетов и сувениров, огромная расходная часть — ее содержание, в том числе заработная плата сотрудников, электричество, охрана, уборка. Разговоры о том, что башня была прибыльной — лукавство. Никогда этого не было и не могло быть. Просто считали все раздельно: заработную плату, коммуналку и охрану нам и так оплатят из бюджета, а все, что мы заработаем — это и есть прибыль. Но так не бывает. Ежемесячные расходы сейчас на содержание башни — более 300 тысяч рублей, и это после того, как мы перешли на энергосберегающие технологии — заменили старые и очень прожорливые радиаторы отопления, восстановили подсветку купола на основе экономичных современных фонарей. Более трех миллионов в год. А фактически, раньше расходы были еще больше. Намного больше, чем Громовая башня зарабатывала.
Резюмируя — никакой конфликтной ситуации нет. Мы работаем и будем продолжать работать со смоленским музеем, причем открыты для сотрудничества с любым региональным или муниципальным учреждением культуры. Проигравших в этом сотрудничестве не может быть по определению.

- Старая экспозиция была вполне хороша, показывала все время военного использования крепости (1609-1812), была построена настоящими энтузиастами и знатоками и, в принципе, хорошо «держала» внимание. С чем все-таки связано решение ее заменить?

Концепция использования Стены, разработанная нашими специалистами, предусматривает «разделение» эпох по башням. Башня Громовая — это конец XVI — XVII века, то есть время ее создания, осаду 1609-1611 годов, «польский» период, Смоленскую войну 1632-1634 годов, возвращение Смоленска в состав Российского государства. Для другой башни (есть несколько вариантов, не буду их озвучивать) — эпоха Отечественной войны 1812 года. То есть, мы целенаправленно разделили эти периоды.
Что касается оценки «раньше экспозиция была вполне хороша» — не соглашусь, при этом не имею целью обидеть кого-то из ее создателей. Скажу так — она была хороша для своего времени. Современная музейная экспозиция немыслима без качественного света, без мультимедиа, без доброжелательного отношения сотрудников музея. И без своего содержания, разумеется. Повторюсь, мы осознанно его разделили — иначе что смотреть в других башнях? А по 1812 году предметный ряд гораздо богаче — и в фондах государственных музеев, и у коллекционеров.

- Текущее состояние дел: в залах откровенно пусто, а интерактивная часть лично меня не привлекает (как и многих) все-таки, для меня музей — это место, где можно посмотреть на реальные экспонаты. Как это можно объяснить?

Начну с того, что предметный ряд по XVII веку в принципе не так богат, как по более поздним эпохам. Кроме того, к нему предъявляются очень серьезные требования по условиям хранения и экспонирования. Приведу пример — еще в смоленский период своей работы загорелся идеей привезти на временное экспонирование уникальную плащаницу, изготовленную по заказу Смоленского епископа Гурия в 1546 году монахинями Новодевичьего монастыря. Она находилась в старом «Мономаховом» соборе, была украдена поляками и возвращена в Россию в XIX веке, сейчас хранится в Государственном историческом музее. Принципиальная договоренность с руководством музея есть, но к экспонированию плащаницы очень высокие требования — в плане микроклимата, размещения, охраны. Сотрудники ГИМа специально выезжали в Громовую башню и вынесли отрицательный вердикт: экспонировать плащаницу в Громовой нельзя. Ну не строили эту башню наши предки под музей, нет в ней принудительной вентиляции, узкие проемы для того, чтобы разместить ее внутри (плащаницу запрещено складывать). Поэтому пока что эту идею — экспонирования плащаницы, которой не было в Смоленске более четырех веков, пришлось отложить. Пополнять экспозицию возможно через сотрудничество с коллекционерами. И мы по этому пути идем.
Что касается интерактивной части — в корне не согласен. Есть многолетний проект Патриаршьего совета по культуре и епископа Тихона «Моя история» — Рюриковичи, Романовы, XX век. Он начинался как временная выставка в московском Манеже, ежегодно открывается Президентом России в День народного единства, сейчас представлен в одном из павильонов ВДНХ, сеть выставок создана в стране. Так вот, там нет ни одного реального экспоната из музейных фондов, проект полностью создан на интерактиве и дает представление об истории нашей страны, причем самой активной части населения — молодежи. Миллионы посетителей! Поэтому я бы так легко от этого не отказывался, тем более не утверждал, что «многих не привлекает». Нужно использовать все инструменты, все возможности.

- В Смоленске говорят, что музей в Громовой башне «отжат» только для торговли сувениркой. Это так?

Нет, это не так. Мы привели в порядок, в том числе, первый ярус башни, который сделали просторным, светлым и с возможностью торговли книгами и сувенирами. Никакой прибыли в обозримом будущем от этого магазина не будет. Но это нормально — удовлетворять потребности посетителей. Они готовы тратить деньги на книги. Разве это плохо? Лично меня больше беспокоит стихийная торговля из палаток рядом с башней. Грустно смотреть и на продавцов — они и в дождь, и в снег сидят, продают там что-то. Так себе картинка, очень унылая. Видел, что к новому году в Смоленске появились несколько шале для рождественнской торговли, надеюсь, в достойный вид приведут и торговлю рядом с башней.

- В Смоленске говорят, что лично ты и РВИО приватизировали крепость. Это так?

Перечитал вопрос раза три, смеялся. Это что-то, знаешь, из области слухов и домыслов времен, например, строительства железной дороги. Что паровозы — это колесницы дъяволов, и все, кто на них ездит, будет проклят.
Так вот, региональное отделение РВИО станет пользователем, а не собственником. Собственность была и остается Российской Федерации.

- В любом случае, даже если крепость не приватизирована, ее передали в ведение РВИО явно для того, чтобы РВИО с ней что-то сделало. Что именно предполагается предпринять?

Стену только начали передавать в пользование. Процесс небыстрый. До конца января будет реализовано распоряжение Правительства РФ 2003 года о передаче Стены Агентству по использованию памятников истории и культуры (АУИПИК). Затем эта организация передаст ее нашему региональному отделению. Очень осторожно предположу, что будет это сделано к марту. Предстоит очень много бумажной работы — Стену надо выделить, закадастрировать отдельные объекты, описать. Всего этого до настоящего времени не было сделано, поскольку не было пользователя. Кстати, в Смоленске есть очень хороший пример работы с федеральными объектами — историко-арехологический музей-заповедник «Гнездовские курганы». Молодое учреждение, очень много делают для сохранения и популяризации этого уникального археологического объекта.
То, что предлагаем мы — фактически то же самое. Дирекция по Стене, мне не удалось ее создать на региональном уровне. То есть должны быть конкретные люди, которые отвечают за стену, выступают заказчиком ее реставрации на месте, а не из Москвы, находят возможности использования. Поэтому в планах на наступивший год — добиться противоаварийной реставрации самых плохих участков стены, в том числе, где были недавние обрушения, и, в том числе, прясла, на котором обрушился зубец. То, что этот участок был не накрыт крышей, привело к закономерному итогу. Кстати, соседний участок и сами Копытенские ворота отреставрированы еще в 2013 году и при минимальных вложениях уже готовы принять туристов. Реставрация Громовой башни — к концу января будет проект, необходимо менять купол и крышу на прилегающих пряслах. Очень беспокоит состояние Королевского бастиона — уникальный объект, много о нем писал, на наступивший год запланировали архитектурно-археологическое обследование и предотвращение дальнейшего разрушения, одновременно будем решать вопрос возможного использования.
Вот этим и планируем заниматься в ближайшей перспективе.

- Прошу прокомментировать закрытие входов на восточный участок крепости. Имеет ли к этому отношение РВИО?

Нет, мы не имеем никакого отношения к этому. Стена еще не находится в нашем пользовании. Здесь нужно разумное решение — нельзя допускать трагедий, приводящих к увечьям и гибели людей. Но и права туристов не должны быть ущемлены. Это тоже задача на ближайшую перспективу, но простого и легкого решения тут нет.

- Планируется ли привлекать общественность Смоленска к планированию решениям по судьбе крепостной стены, или все решения уже приняты?

Конечно, планируется. Мы открыты для общения, скоро заработает наш постоянный офис в Смоленске. Кроме того, несмотря на то, что четвертый год живу и работаю в Москве, не отделяю себя от смоленской общественности. Если бы было по-другому, то не было бы даже этого заочного интервью.
Убежден, что смоленская Стена — это самое дорогое, что есть у Смоленска — и в плане исторического наследия, и в плане ресурса развития. Ну, конечно, после его жителей, смолян. При этом нужно отдавать отчет, что вопросу использования Стены — более 240 лет. То есть с того самого момента, как она потеряла оборонительное значение, этот вопрос не решен. И простого и быстрого решения по всему комплексу нет. Но просто сидеть и ждать возможностей и времени больше нет.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>