«Оливковый, символизирующий Победу»


Автопробег в США Майами - Сент-ПитерсбергНа фотографиях и видеорепортажах мероприятий, посвященных 75-летию снятия блокады Ленинграда бросаются в глаза ленточки оливково-зеленого цвета. Появились синхронно, на одежде официальных лиц, и на одежде представителей общественности, например, за океаном. Как на этом фото, где запечатлены участники автопробега Майами — Сент-Питерсберг. При внимательном рассмотрении фото видно, что имеющего отношение к отечественной истории здесь еще фото Ленинграда, советский флаг и, с натяжкой, — кричащий красными басами аккордеон.
Предыстория акции под названием «Ленточка Ленинградской Победы» — на официальном сайте администрации Санкт-Петербурга, где можно узнать, что ленточка «повторяет цвета муаровой ленты медали «За оборону Ленинграда» и состоит из полос ткани двух цветов: оливкового, символизирующего Победу, и зеленого – цвет жизни». Не являюсь специалистом по психологии цветов, но то, что оливковый — цвет Победы (да еще с большой буквы) — это для меня большое открытие. С которым не собираюсь спорить, потому что не вижу смысла.
Зато вижу внезапную синхронизацию материков — Евразийского и Северо-Американского. Использование этой ленточки можно было бы считать победой российской дипломатии, если бы не знал про недоумение самих дипломатов, обративших на это мое внимание. За полгода до этого, кстати, появился новый символ окончания Второй мировой войны. На Дальнем Востоке в конце лета прошлого года раздавали другие ленточки, тоже муаровые, но с другим сочетанием цветов (красный, белый, желтый), символизирующих, понятное дело, победу. В данном случае — над милитаристской Японией. Очень мило она смотрелась, например, на одежде генерального консула США во Владивостоке Майкла Кийса.

Все это многообразие и пестрота ленточек как будто отвлекают от главного символа Победы, прижившегося, начиная с 2005 — Георгиевской ленточки. В отличие несоединяемых ни графически, ни ментально двуглавого орла и пятиконечной звезды, именно сочетание цветов Георгиевской ленты соединило историю России царской и советской, прижилось в российском обществе, могло бы быть символом единства соотечественников и за рубежом. Могло бы, если бы бывшие союзные республики друг за другом не стали выдумывать свои символы Победы — Белоруссия, Казахстан, Киргизия. А в некоторых странах публичное использование Георгиевской ленты чуть ли не уголовно наказуемое деяние — как в Грузии, например, или на Украине. Вместо этого единства — пестрота символов, захватывающих изнутри. И в этом плане показателен один недавний пример из моей работы в военно-историческом обществе. 
РВИО запустило несколько тематических поездов в московском метрополитене — «Великие полководцы», три поезда «Кино Победы», «Россия — моя история» и даже «Союзмульфильм». Первым же поездом, в работе над которым пригласили участвовать РВИО, был «Народный ополченец». Это самый старый из действующих именных поездов — его запустили еще в 1988. Изначально он был посвящен ветеранам войны, работавшим в метро и метрострое, потом охватил всю тему народного ополчения и битвы под Москвой. В 2006 обновили, и вот в очередном обновлении, к 70-летию Победы, пригласили к работе РВИО. Очень хорошо это помню, потому что сам ходил на многочисленные совещания, вычитывал тексты и участвовал в распределении графики и текстов по вагонам. Помимо РВИО, активное участие над обновлением экспозиции принимали работники посольства Казахстана в России. Основным их пожеланием было выделить отдельный вагон, который рассказывал бы о вкладе Казахстана в Победу. Доводы такие: потому что 316 стрелковая дивизия была сформирована в Казахской и Киргизской ССР (28 панфиловцев), и потому что поезд ходит по Замоскворецкой линии, а на ней есть станция Алма-Атинская. Отлично, — говорил тогда, можно и отдельный вагон о вкладе Казахстана, но только при условии наличия еще 14 вагонов, рассказывающих о вкладе каждой из бывших союзных республик СССР в Победу. Потому что если Победу начинать растаскивать по кусочкам (вслед за СССР), то дальше, очевидно, растаскивание ее по субъектам, национальностям и малочисленным коренным народам. И в глобальном плане — размывание того, что нас действительно объединяет. Процессы, которые запускаются во внешне безобидной сфере, постепенно проникают в историческую науку и мировосприятие, могут закончится вполне конкретными угрозами территориальной целостности страны.

Хотя вообще обо всем этом нас предупреждал Лев Толстой в басне «Отец и сыновья» — помните, про веник и оливково-красно-желтые прутья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>