13 января

В этот день празднуется День российской печати и наверняка по тв что-то покажут по этому поводу, хотя и не уверен. С точки зрения непрерывности истории перенос и переименование этого профессионального праздника с 5 мая (День советской печати, выход первого номера газеты «Правда» в 1912 году) на 13 января (выход первого номера петровских «Ведомостей» с длинным названием в 1703-м) вроде бы оправдан. Но прижился ли праздник — большой вопрос. Тут и плотность праздников, начиная с нового года, рождества, Дня работников прокуратуры, старого нового года. И погодные условия так себе — на природу, в отличие от 5 мая сильно не выйдешь. Разве что на лыжах, но как-то не прижилось. Поэтому многие продолжают отмечать в мае, относясь к январскому празднику как к неизбежной формальности в календаре.

К 13 января и сам имею некоторое отношение — несколько лет подряд, работая в управлении информационной политики Смоленской области, организовывал эти награждения с торжественными заседаниями. Все время не нравился формат — ни в банкетных залах с речами — тостами официальных лиц, ни в мрачноватом зале с желтыми стенами (и белым потолком) с теми же речами, но без тостов. Зачем-то начали приглашать блогеров (слово-то какое). Но, наверное, дело все же не в формате, а в самом смысле этого праздника. Который не удалось сохранить с советского времени, тем более не удалось придумать новый.

День этот у меня навсегда теперь связан с похоронами Дмитрия Раичева, прошедшими 13 января прошлого года. Тогда многие в сердцах называли этот день «похоронами журналистики в отдельно взятом регионе». И тогда, и сейчас, говорил и говорю, что это неправда. Она есть, есть замечательные журналисты, статьи которых с удовольствием читаю до сих пор. Других смотрю в ютубе, хотя не со всем согласен.
А еще за год до этого Раичев написал у себя в жж свои мысли по поводу Дня российской печати. Лучше не написать, поэтому дублирую его пост ниже. И вспоминаю автора самыми теплыми словами. Светлая память тебе, Дмитрий Раичев.

Спасибо, умная газета, за каждодневный добрый труд. Живой журнал «Усомнившийся Макар».


Все самое плохое, что случилось со смоленскими средствами массовой информации в этом веке, началось ровно десять лет назад, в 2007 году. Если кто помнит, годом раньше президент Владимир Путин дал старт четырем национальным проектам в сферах АПК, образования, здравоохранения и жилищного строительства. Там было много интересного и важного, но с места, конечно, сразу ничего не сдвинулось. И вот весной 2007 года в «Рабочий путь», где я в то время работал, пришло известие: обладминистрация получила из федерального бюджета деньги на освещение в средствах массовой информации хода реализации национальных проектов, в связи с чем журналистам нужно мобилизоваться и сосредоточиться на этой теме, то есть искать собеседников, описывать положительный опыт, раскрывать проблемы, с которыми сталкивается Смоленщина при реализации правительственных указаний. Ну, и нормально, казалось бы, обычная работа.

Если кто не знает, журналисты пишут статьи двух типов – обычные и рекламные (коммерческие), за вторые платят заметно больше. Теоретически, материалы про нацпроекты могли проходить по второй категории, поскольку у них был конкретный заказчик, и за них СМИ получало деньги. Но гонорары журналистам за эти статьи если и были выше обычного, то совсем ненамного – якобы потому, что и обладминистрация платила за них не по установленным коммерческим расценкам, а меньше.

В первый год действия этих новых правил у нас, помню, возникла страшная запарка – до конца года нужно было выполнить определенные планы по количеству и объему опубликованных текстов. До поры никто об этом, конечно, не заботился, и под конец года началась гонка: журналисты газеты просто не вылезали из медучреждений и Россельхозбанка, который в те годы невероятными темпами расширялся по районам области и осыпал крестьян кредитами (два других нацпроекта с места практически не двигались).

Хочу отметить, до того времени финансовые взаимоотношения обладминистрации и мэрии с редакциями газет сводились к оплате опубликованных нормативно-правовых документов, объявлений и некрологов. Именно с 2007 года областные средства массовой информации в массовом порядке подсели на «бюджетную иглу». Это было что-то типа спецоперации – вполне в духе губернатора-чекиста Виктора Маслова, и ее целью, как мне кажется, был даже не глобальный подкуп областных СМИ, а попытка за деньги занять положительной информацией о деятельности обладминистрации газетную площадь и эфирное время, которые в противном случае могли бы быть отданы под отрицательную.

В 2008 году, несмотря на смену губернатора, механизм продолжил работу и был поставлен на прочную основу: обладминистрация официально проводила конкурс среди СМИ на освещение деятельности органов государственной власти. Лотов разыгрывалось немало, и объем средств каждого из них устанавливался фактически в расчете на конкретное средство массовой информации: было понятно, что ежедневный «Рабочий путь» сможет освоить больше денег, чем какой-нибудь еженедельник, хотя уже и тогда самые большие суммы доставались телевидению.

Поначалу декларировалось, что все эти деньги якобы федеральные, но разговоры о нацпроектах постепенно сошли на нет. «Слушайте, ну, мы не знаем, что еще про нацпроекты написать, никто ничего не говорит больше», — жаловалась редакция, а обладминистрация с пониманием шла на компромисс: ну, ладно, вы разместите вот эту информацию, мы ее зачтем. Потом нацпроектов и вовсе не стало, а остался сплошной административный заказ – газеты стали тупо размещать пресс-релизы. Потом выделять средства на освещение своей деятельности начала мэрия Смоленска.

И смотрите, что получается. Раньше главный редактор держал журналистов, которые специализировались на определенных темах: кто-то писал про криминал, кто-то — про культурку, кто-то ходил в мэрию, кто-то — в Дом Советов. Ну, и вот, скажем, проходит мероприятие в обладминистрации. Обычно туда шел журналист, который в соответствующей теме что-то понимал, мог связать дела минувших дней с современностью и так далее. В новых условиях оказалось, что редактору куда выгоднее журналиста на это мероприятие… не посылать: во-первых, ему не придется платить гонорар за написанную статью; во-вторых, информация о мероприятии в газете все равно появится – пришлют пресс-релиз; в-третьих, СМИ еще и деньги за размещение этого пресс-релиза получит! Сплошная выгода!

Началась постепенная деградация пресс-конференций и брифингов – редакторы для вида начали отправлять туда стажеров, которые путных вопросов, конечно, не задавали, но как бы учились у тех последних могикан, кто еще задавал. Кодой для меня в этом смысле был один брифинг, уже в бытность главы субъекта, где кроме меня были барышни того особого типа, которых воронежский коллега емко называет «девушки с зеркалками», вкладывая в это словосочетание широкий спектр самых разнообразных характеристик. По завершении мероприятия, спускаясь по лестнице, одна из них сказала другой: «Ну, нормально, быстро закончилось. Я, правда, совсем ничего не поняла». Но даже и этого в то время уже было не нужно – все равно в газете выходил пресс-релиз.

Конечно, редакторам есть, что сказать: кризис, рекламы нет. Это так. Но были времена с экономической точки зрения и похуже, и как-то жили, и именно тогда выросли в Смоленске знаменитые рекламщики, эти легенды, способные раздобыть деньги для редакции даже в самой сложной ситуации, о свершениях которых рассказывают, как о чудесах – Зинуков, Шилкин, Панина, Харчикова.

Просто получать деньги из бюджета действительно проще. Для этого, опять же, не нужно держать штат менеджеров, которые сутками сидят на телефоне или мотаются по областным предприятиям, которые постоянно требуют машину, свободного журналиста, фотографа и так далее. А тут тиснул пресс-релиз и нет проблем: место на полосе закрыл, и не ты платишь гонорар, а тебе, и все это не требует никаких хлопот. К комфорту привыкаешь быстро, и вскоре оказывается так, что без бюджетных денег вроде бы уже и не прожить.

Конечно, ситуация не стоит на месте. В последнее время некоторые редакции вообще отправляют в обладминистрацию все свои полосы на согласование, и только после высочайшего одобрения пускают их в печать. Пожалеем вместе в этот день ушедшую в отставку Кротову – ей, бедной, приходилось каждый день все это вычитывать, выискивать в текстах крамолу… Такой чеховский персонаж мне почему-то представляется – несчастный, убогий цензор, которого все ненавидят, а он от всего этого мучается… Хотя бывают, сам видел, настолько убогие, что и не мучаются.

Есть много умников, которые обвиняют во всех бедах журналистов – то они не так написали, да о том умолчали… Журналисты работают в тех условиях, которые созданы в стране, и созданы не ими. Лично меня, например, всегда возмущали предприниматели, уверенные в том, что журналисты обязаны писать об их проблемах бесплатно, поскольку они будто бы имеют общественное значение. Да ничего подобного! Речь идет о деньгах конкретной компании, и журналисты совершенно не обязаны стоять на их страже. Хочешь предать огласке какую-то проблему, которая мешает тебе нормально зарабатывать – раскошелься. Это ведь только в идеальном обществе, говоря о роли СМИ, рисуют треугольник и объясняют с умным видом: одна вершина – власть, вторая – гражданское общество, третья – СМИ, и в различных общественно-политических условиях длина сторон треугольника меняется. На самом деле, в реальной жизни, говорить нужно не о треугольнике, а о пирамиде, у которой, в отличие от треугольника, есть четвертая вершина – бизнес. Это, товарищи, не плоская, а объемная фигура, которая в разные годы выглядит совершенно по-разному… Если в Смоленской области, например, фактически нет ответственного бизнеса и фактически нет гражданского общества, понятно, в каких условиях работают СМИ.

Хочу отметить, что все это написано не для того, чтобы дать читателю повод повозмущаться. Все эти лихорадочные, многолетние попытки власти добиться пресловутой, баснословной этой лояльности, на самом деле – пустая трата времени, имитация кипучей деятельности. Что – главу субъекта благодаря активному пиару любят в Смоленске, уважают? И главное – разве пиар заставит кого-нибудь сказать ему вслед доброе слово? Да нет, конечно.

В Смоленске в постсоветское время никогда и никому не удавалось добиться полного информационного единообразия, и на самом деле, всегда – и раньше, и сейчас – при желании можно найти СМИ, которое уделит внимание той или иной проблеме, даже вопреки политической конъюнктуре. И ничто у нас никогда не удавалось скрыть – так или иначе все и всегда выползает наружу.

Дмитрий Раичев, 13 января 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>