13 января

В этот день празднуется День российской печати и наверняка по тв что-то покажут по этому поводу, хотя и не уверен. С точки зрения непрерывности истории перенос и переименование этого профессионального праздника с 5 мая (День советской печати, выход первого номера газеты «Правда» в 1912 году) на 13 января (выход первого номера петровских «Ведомостей» с длинным названием в 1703-м) вроде бы оправдан. Но прижился ли праздник — большой вопрос. Тут и плотность праздников, начиная с нового года, рождества, Дня работников прокуратуры, старого нового года. И погодные условия так себе — на природу, в отличие от 5 мая сильно не выйдешь. Разве что на лыжах, но как-то не прижилось. Поэтому многие продолжают отмечать в мае, относясь к январскому празднику как к неизбежной формальности в календаре.

К 13 января и сам имею некоторое отношение — несколько лет подряд, работая в управлении информационной политики Смоленской области, организовывал эти награждения с торжественными заседаниями. Все время не нравился формат — ни в банкетных залах с речами — тостами официальных лиц, ни в мрачноватом зале с желтыми стенами (и белым потолком) с теми же речами, но без тостов. Зачем-то начали приглашать блогеров (слово-то какое). Но, наверное, дело все же не в формате, а в самом смысле этого праздника. Который не удалось сохранить с советского времени, тем более не удалось придумать новый.

День этот у меня навсегда теперь связан с похоронами Дмитрия Раичева, прошедшими 13 января прошлого года. Тогда многие в сердцах называли этот день «похоронами журналистики в отдельно взятом регионе». И тогда, и сейчас, говорил и говорю, что это неправда. Она есть, есть замечательные журналисты, статьи которых с удовольствием читаю до сих пор. Других смотрю в ютубе, хотя не со всем согласен.
А еще за год до этого Раичев написал у себя в жж свои мысли по поводу Дня российской печати. Лучше не написать, поэтому дублирую его пост ниже. И вспоминаю автора самыми теплыми словами. Светлая память тебе, Дмитрий Раичев.

Спасибо, умная газета, за каждодневный добрый труд. Живой журнал «Усомнившийся Макар».

Continue reading

Про Цоя

В городе, где я родился и рос, не было ни одного музыкального магазина. Зато была музыкальная школа в каком-то старом двухэтажном здании с крутой деревянной лестницей и туалетом в подвале. Потом здание снесли, но хорошо его помню.

Так вот, музыкального магазина не было, ларек студии «Союз» на Арбатской и даже магазин «Мелодия» на Ленина в областном центре были еще далеко. Но зато был сервис, почти недоступный современным подросткам. Почти — потому что есть в нем что-то от интернет-магазинов и прочих алиэкспрессов. Но не совсем то. То есть, совсем не то. А назывался этот сервис «Мелодия почтой». Это когда на почте заказываешь пластинку, и потом, через месяц, а может и дольше тебя вызывают на почту квитанцией в почтовый ящик. Надо было скопить к этому времени 3.50 (или что-то около этого) и вприпрыжку мчаться за посылкой. Continue reading

Смоленская Стена. Краткий фотообзор.

По нашей просьбе (или заказу — кому как больше нравится) смоленский фотограф Денис Максимов обошел почти все прясла и башни крепостной стены и представил прекрасный архив текущего их состояния. Все это вместе с фотофиксацией с дронов и (наверное) прочим лазерным сканированием необходимо для дальнейшей работы по сохранению и вовлечению в современное использование этого объекта. Напомню, что к решению этого вопроса приступали в разные эпохи и даже столетия с того самого момента, как крепостная стена потеряла оборонительное значение. Произошло это со сдвигом границы от Смоленска на запад в конце XVIII века.

Представлю здесь некоторые фотографии, чтобы создать визуальное представление о том, что такое смоленская крепость сегодня. (На самом деле фотографий много) Continue reading