13 января

В этот день празднуется День российской печати и наверняка по тв что-то покажут по этому поводу, хотя и не уверен. С точки зрения непрерывности истории перенос и переименование этого профессионального праздника с 5 мая (День советской печати, выход первого номера газеты «Правда» в 1912 году) на 13 января (выход первого номера петровских «Ведомостей» с длинным названием в 1703-м) вроде бы оправдан. Но прижился ли праздник — большой вопрос. Тут и плотность праздников, начиная с нового года, рождества, Дня работников прокуратуры, старого нового года. И погодные условия так себе — на природу, в отличие от 5 мая сильно не выйдешь. Разве что на лыжах, но как-то не прижилось. Поэтому многие продолжают отмечать в мае, относясь к январскому празднику как к неизбежной формальности в календаре.

К 13 января и сам имею некоторое отношение — несколько лет подряд, работая в управлении информационной политики Смоленской области, организовывал эти награждения с торжественными заседаниями. Все время не нравился формат — ни в банкетных залах с речами — тостами официальных лиц, ни в мрачноватом зале с желтыми стенами (и белым потолком) с теми же речами, но без тостов. Зачем-то начали приглашать блогеров (слово-то какое). Но, наверное, дело все же не в формате, а в самом смысле этого праздника. Который не удалось сохранить с советского времени, тем более не удалось придумать новый.

День этот у меня навсегда теперь связан с похоронами Дмитрия Раичева, прошедшими 13 января прошлого года. Тогда многие в сердцах называли этот день «похоронами журналистики в отдельно взятом регионе». И тогда, и сейчас, говорил и говорю, что это неправда. Она есть, есть замечательные журналисты, статьи которых с удовольствием читаю до сих пор. Других смотрю в ютубе, хотя не со всем согласен.
А еще за год до этого Раичев написал у себя в жж свои мысли по поводу Дня российской печати. Лучше не написать, поэтому дублирую его пост ниже. И вспоминаю автора самыми теплыми словами. Светлая память тебе, Дмитрий Раичев.

Спасибо, умная газета, за каждодневный добрый труд. Живой журнал «Усомнившийся Макар».

Continue reading

Дождь и мертвая тишина

Дождь начался утром, еще по дороге в Освенцим. Как оказалось потом, он зарядил на целый день и закончился только ближе к вечеру, когда я уже подъезжал к Варшаве, возвращаясь из короткой поездки в Польшу. Четыре часа этого дождливого дня  провел в Освенциме, единственном музее в мире (наверное), куда вход по паспорту. Continue reading

«Мить, почитай»

Очень пронзительные строки написала Ольга Лисинова. Написала она их в фейсбуке, мне переслали. Прочитал несколько раз. Очень сильно, искренне и… не знаю еще как. По-настоящему. Не соглашусь только с одним — про похороны всей смоленской журналистики вместе с похоронами Дмитрия Раичева в день российской печати, 13 января. Слова Ольги Лисиновой — это и есть настоящая журналистика, которую, может быть, никто пока не напечатает на бумаге, но которая жива и остается с нами. Вместе с памятью об ушедших. Continue reading

Выдумщик труб

Начал отмечать День российской печати с самого утра, послушав Тома Уэйтса и перечитав рассказ Андрея Платонова «Усомнившийся Макар». На похороны автора жж с таким же названием в Смоленск не поехал. Не умею на них ходить. Тогда люди, хочешь — не хочешь, остаются в зрительной памяти мертвыми. А это неправильно. Они должны оставаться в памяти живыми. Continue reading

Стена

Совсем не первый такой заголовок на моем сайте. И видео ниже уже выкладывал. Сегодня пересмотрел и решил еще раз выложить. Одноименная передача в телецикле «Экспедиция» с Михаилом Ивашиным и Кириллом Малышевым. Снимали эту передачу без сценария, за день до европейского турне Ивашина, из которого он не вернулся. Собрал потом все видео, написал текст, что-то пришлось по зиме доснимать. Но в целом все понятно. За пять с лишним лет мало что изменилось, хотя теперь есть надежда.

А если развернуть, ниже — заочное интервью со мной в жж Григория Пернавского по ситуации, складывающейся со Стеной уже в наши дни.  Continue reading

Картинка и пластинка

В этот день пятый год здесь обязательно появляется Ивашин. На фото и с буковками. Сегодня он пишет из своей поездки в Турцию много лет назад. Фото нашел, кстати, в одном месте. А текст в другом. Сравнил — точно, они из одного события, это тот самый «Сузуки Самурай» и тот самый день. Смотрим картинку, слушаем пластинку (с). Continue reading

Области пространства и времени

Забавная история приключилась. В прошлом году понравилась акварель смоленского художника Дениса Петруленкова. Увидел ее в соцсетях, у нее еще названия не было. Там космонавты переходят по пешеходному переходу. Один из них палец вверх держит — мол, все будет хорошо. Трое других его слушают и переходят дорогу на красный свет. Машины себе едут, никто особенно не удивляется, а погода смурная. И, главное, дело в Смоленске происходит — на заднем фоне башня Стены виднеется, и вообще место известное. Continue reading

Конец прекрасной эпохи

Люблю Бродского. Название одного из его стихотворений стало названием для фильма Станислава Говорухина, взявшего гран-при на кинофестивале «Золотой Феникс» в Смоленске. Сам фильм по рассказам Довлатова из сборника «Компромисс». Но пока он в тренде (не) своего 75-летия, не будем о нем. Будем Бродского. Потому что искусство поэзии требует слов.

Continue reading

Над гнездом

Кто не любит путешествовать. Правда, постоянно чего-то не хватает: или денег, или времени. Но всегда можно и нужно находить компромисс. Потому что однажды уважаемый человек сказал мне: «Тебе не кажется, что только очень больная птица будет все время сидеть в гнезде».

Новые места, новые люди, впечатления и знания. И тёплая мысль о том, что где-то есть твоё гнездо.

Еще очень важно сравнивать своё гнездо, своё дерево и свой лес с другими. Чтобы было ни в коем случае не хуже. Лучше — лучше.

Continue reading