Про котика

Сегодня одним днем был по важному делу в Воронеже. Утром, по дороге из аэропорта, попросил меня отвезти на улицу генерала Лизюкова, посмотреть отличный памятник. Его в начале 2000-х создавал, будучи главредом КП Черноземья друг Михаил Ивашин. Он мне рассказывал, как собрались однажды журналисты и говорят — а давайте памятник сделаем герою мультфильма «Котенок с улицы Лизюкова»? Режиссер которого — Котеночкин. Тот самый, да. И сделали ведь. Теперь этот памятник вместе с мультфильмом — один из брендов Воронежа. Местные им дорожат и детей приводят. Те дергают котенка за усы из металлических тросиков и, бывает, выдирают. Памятник тут же чинят.

Continue reading

Про Цоя

В городе, где я родился и рос, не было ни одного музыкального магазина. Зато была музыкальная школа в каком-то старом двухэтажном здании с крутой деревянной лестницей и туалетом в подвале. Потом здание снесли, но хорошо его помню.

Так вот, музыкального магазина не было, ларек студии «Союз» на Арбатской и даже магазин «Мелодия» на Ленина в областном центре были еще далеко. Но зато был сервис, почти недоступный современным подросткам. Почти — потому что есть в нем что-то от интернет-магазинов и прочих алиэкспрессов. Но не совсем то. То есть, совсем не то. А назывался этот сервис «Мелодия почтой». Это когда на почте заказываешь пластинку, и потом, через месяц, а может и дольше тебя вызывают на почту квитанцией в почтовый ящик. Надо было скопить к этому времени 3.50 (или что-то около этого) и вприпрыжку мчаться за посылкой. Continue reading

Области пространства и времени

Забавная история приключилась. В прошлом году понравилась акварель смоленского художника Дениса Петруленкова. Увидел ее в соцсетях, у нее еще названия не было. Там космонавты переходят по пешеходному переходу. Один из них палец вверх держит — мол, все будет хорошо. Трое других его слушают и переходят дорогу на красный свет. Машины себе едут, никто особенно не удивляется, а погода смурная. И, главное, дело в Смоленске происходит — на заднем фоне башня Стены виднеется, и вообще место известное. Continue reading

Как я провел лето

Раньше в первые дни нового учебного года мы писали сочинение на тему «Как я провел лето«. Лучшие сочинения зачитывали всему классу, и как-то раз мое тоже. Не знаю, пишут ли сейчас — сын-третьеклассник пока об этом не говорил.

Очередное лето умчалось стремительным домкратом, почему бы в формате школьного сочинения не написать о нем сейчас, подумал я. Тем более, что почти забросил блог (но не потому, что ничего не происходит, а потому что правда некогда). Continue reading

Про поручение

Измельчало нынче слово «поручение». Во многом благодаря подчиненным разных начальников. Если что хорошего происходит, в чем начальники личного участия не принимают, то это обязательно «по поручению» отсутствовавшего. Смотрится обычно нелепо, иногда — весело, но в большинстве никто значения не придает. Потому как «на простыне газет фальшь проступала жирными пятнами».

Так вот, про поручение. Директору большого музея-заповедника прилетело протокольное поручение – захоронить останки лошадей, обнаруженные несколькими годами ранее в большом количестве при раскопках. Continue reading

The Train Is Coming

Продолжаю размышлять про столетие революции. Про отречение царя, февральскую, великую октябрьскую, про то, что их кто-то продолжает считать переворотом, и про призванный объединить все это новый термин Великой Российской революции. Очень много говорится о примирении, но как-то наэлектризовано все.. Похоже, не готовы «белые» мириться с цареубийцами, а «красные» — с империализмом и с тем, что в 1991 потеряли власть.

И пока что к 100-летию 1917-го лучше всех подготовились Depeche Mode. Новый клип на новую песню Where’s The Revolution из нового альбома Spirit.

Continue reading

Про счет десятками (и другие некруглые числа)

Наступил 2017. Тоже мне, новость, скажут друзья, коллеги и просто незнакомые люди, случайно попавшие сюда. Но имейте снисхождение, дорогие товарищи, под фактом наступления нового года тут я имею ввиду 100-летие Великой русской революции. Нет больше февральской и Великой Октябрьской, есть одна – Великая русская. И скоро везде и отовсюду начнется. «Пал без славы орел двуглавый» и «Додвадцатилетний люд, выше знамена вздень»…

Но не в первый, между прочим, раз, все это происходит.

Continue reading

Тактика маленьких шагов

В понедельник в Министерстве культуры состоялась рабочая встреча В.Мединского с губернатором Смоленской области А.Островским, на которой обсуждался, в том числе, вопрос создания музея военно-исторического общества в Смоленске. О чем идет речь. Continue reading

дядя, расскажи анекдот

Другу исполнилось бы сегодня 43 года. Помню это и без фейсбука, а он сегодня опять напомнил — «поздравьте Михаила Ивашина». Что-то надо делать с аккаунтами ушедших людей, и специальных страниц с некрополями в соцсетях до сих пор нет наверное только потому, что нет еще критического количества таких аккаунтов. Жуть, в общем.

Но долой уныние и грусть. Да здравствует светлая память. И сегодня, как и четыре года подряд размещаю здесь заметку друга, не вошедшую в его посмертную книгу. Итак, всем здравствуйте. Михаил Ивашин, «Дядя, расскажи анекдот«. Continue reading

Об открытом письме клуба 1 июля

Начальник научного отдела Российского военно-исторического общества Юрий Никифоров о письме членов «клуба 1 июля» в газете «Коммерсант» («О методах научного исследования и диссертации В. Р. Мединского»)

Благодаря этому заявлению окончательна прояснилась суть претензий к диссертации В.Р. Мединского: ясно, что особое негодование у критиков вызывает его утверждение о том, что историк в своем изложении событий прошлого должен руководствоваться благом России, исходить из национальных интересов своей страны. Они усматривают в этом отход от научной объективности. Забавно, но именно настойчивое повторение именно этого обвинения выдает их полнейшее непонимание природы исторического (и вообще гуманитарного) познания. В своем понимании истории они находятся где-то в середине XIX века, когда считалось, что историк должен описывать прошлое таким, «каким оно было». Можно оправдать академиков-естественников: физикам и математикам всегда было свойственно пытаться распространить свои критерии научности на все отрасли знания. Если история этим критериям не соответствует – значит, история и не наука. Но как этого замшелого взгляда могут придерживаться в начале XXI века доктора исторических наук? Continue reading